• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: юрий мамлеев (список заголовков)
13:12 

Метод скрытого человека

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Кстати, я не рассказывал вам, как познакомился с Юриком Мамлеевым?

Это было растерянное, ясное утро конца весны. Я бесцельно блуждал по городу, наслаждаясь светлыми, умирающими домами и людьми, суетящимися по своим жизненным делам. В голове крутились какие-то свои мысли, такие же прозрачные и яркие, как небо над головой.
Своевольные ноги потащили меня через узкий двор, по одну сторону которого торчали подъезды серого, пятиэтажного дома, а по другую – скромно приютилась красная кирпичная двухэтажка с цветущим палисадником.
В последнее время я обожаю разглядывать балконы домов. Обычно, внимание наше сосредотачивается только на улицах и людях, которые их наполняют. Таким образом мы упускаем ни много ни мало половину картины окружающего нас мира. Тем не менее на балконах кипит собственная, самобытная жизнь. Кроме того, наш город можно считать довольно старым, поэтому никакого единообразия в балконных рядах у нас нет. Дом, покрытый балконами, похож на полотно художника-авангардиста. Всякий раз глядя на это убогое великолепие, я думаю что именно так, должно быть, должны были выглядеть гибсоновские Проекты в недалеком, но мрачном американском Будущем.

Вот и сейчас, окинув взглядом стену пятиэтажки, я насладился этим завораживающим зрелищем. А еще я разглядел плюгавую голову старика, торчащую с балкона на последнем этаже.
Во дворике играла пёстрая малышня. Я переключил внимание на них и, спустя секунду, прямо на макушку мне плюхнулся здоровенный, матёрый харчок. Я вскинулся, но от головы старикана уже и след простыл.
- Эй ты, старый хрыч! Я тебя видел! Поздно ныкаться! - заорал я вверх что было сил. - Я тебе щас, *цензура*, *цензурой* всю *цезуру отцензурю*,*цензура*!
Голова старикана вновь появилась в поле видимости.
- Чего орешь то? Я тут не причем! Это всё маленькая *цензура* с четвертого харкается! Хочет меня, *цензура*, подставить!
Я растерянно покачал оплеванной головой. А тем временем маленькие сучки, которые до этого мирно играли на площадке уже окружили меня, приближаясь ко мне реющими зигзагами, словно акулы, почуявшие кровь.
- Дай слизать, дядя! Дай слизать! - слышал я их приторные шепотки.
Я откинул подол куртки, демонстрируя рукоять пистолета, торчащего за поясом. Пусть знают, сволочи, что у меня есть чем им ответить. И тут, откуда ни возмись, появился Илья. Он ободряюще хлопнул меня по плечу, вынул из кармана чистый носовой платок и протянул мне.
- Не шуми, - посоветовал он. - Старикан этот хороший, он и вправду не виноват. Хочешь, я тебя с ним познакомлю.
Я растерянно кивнул, наводя порядок на своей голове.
- Кстати, - сказал Илья, вытаскивая у меня из-за пояса пистолет и разряжая обойму прямо нам под ноги, - откуда у тебя это? Я пишу предельно реалистические рассказы. И у меня логика отсутствует только там, где ее и не должно быть – в самой сути. А это что такое? Откуда у тебя ствол!
- Но подожди, - попытался возразить ему я. - Это же мой рассказ! Чем хочу, тем и вооружаюсь!
- Нет, - безаппеляционно заявил юноша. - Я здесь есть, значит и рассказ мой.
С этими словами он зашвырнул пистолет далеко в кусты.
- Ну что, пошли?

И мы поднялись на последний этаж грязного, пропахшего мочой и кошками подъезда к неказистой деревянной двери. Открыл нам нам высокий, сухой старик, напомнивший мне чем то актера Золотухина. На нем было домашнее трико, майка, шлепанцы и большие очки, делающие его лицо очень интеллектуальным. Мы чинно поздоровались и прошли в комнату, пахнущую старостью вперемешку с ароматом миндаля.
Комната была заставлена всевозможными предметами от пола до потолка и потому казалась очень маленькой. Мы расселись в уютные плетеные кресла вокруг низкого шахматного столика. Хозяин разлил чай в большие, блестящие кружки и мы разговорились.
Очень быстро беседа от поверхностного знакомства перешла к обсуждению проблематики метафизических процессов, управляющих обществом. Вернее, проблематику обсуждали старик с Ильёй, я только поначалу пытался возражать, что никакой де метафизики в обществе нет, а всё в этой большой помойке поверхностно и единообразно.
Но мне популярно объяснили, что метафизика присутствует в основе всех происходящих процессов, независимо от их значимости и я благоразумно заткнулся.

- В обществе процессы метафизики особенно важны и заметны, - рассуждал Илья.
поскольку общество, пожалуй, есть объект наиболее нелогичный и неуместный из всего, что создало человечество. В частности это обусловлено тем, что человеку как члену общества приходится в первую очередь жить будущим, которого в принципе не существует. А настоящему оставляется второстепенная, приниженная роль. Я очень ярко показал это на примере существования Черной Москвы и веры пионеров в вечный салют, в своем романе «Мрак твоих глаз».

Из дальнейших их пространных рассуждений я понял, что моё понимание общества слишком предвзято и поверхностно. И еще я решил для себя, что мне очень хочется спуститься вниз, к подъезду, собрать с асфальта патроны, разыскать в кустах пистолет и использовать его по назначению.

В целом беседа получилась довольно любопытной. Порой мне было смертельно скучно, порой я воспринимал идеи старца, рассматриваемые Ильёй, невероятно увлекательными. Один раз старик подвел меня к окну, за которым праздновала победу весна и щебетали птицы. Его желтый, корявый палец указал на поросшую зеленым мохом кирпичную стену двухэтажки напротив, окна которой были отчасти скрыты буйной растительностью, и на шиферной крыше которой росла березка.

- Я нахожусь здесь, а живу вон там.

Прощались мы тепло и сердечно, обещали заглядывать. И до сих пор я иногда заглядываю на ту тенистую улочку, где серая бетонная пятиэтажка и красная кирпичная развалина годами противостоят друг друг.

@музыка: пение птиц и шум машин

@настроение: кирпича, готового упасть на голову

@темы: илья масодов, странное, юрий мамлеев

09:46 

Умные грибы

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Не так давно мой хороший знакомый Юрик Мамлеев рассказал мне весьма примечательную историю.
Юрик, несмотря на почтенный возраст, натура очень творческая и живая. А еще Юрик, как и я, не является большим почитателем логики как претендующей на универсальность системы. Одна из его любимых тем – уникальность человеческого восприятия (а порой – и не только человеческого =) ). Каждое живое существо воспринимает окружающий его мир по своему, поэтому сколько существует живых существ – столько существует и миров.

История, которую рассказал мне Юра, связана со взглядом на жизнь одного сморчка (разновидность гриба, не путать с человеческими выделениями). При всём при этом этом главное действующее лицо Юрика – сморчок не абы какой, а выросший в самом центре Нью-Йорка, на одной из центральных улиц. Познакомиться с ним поближе довелось Юре в ходе одного из последних его визитов в Америку.

Я считаю, что Юрик – великолепный мастер слова, так что с нелегким бременем рисовать чужое мировосприятие он справляется просто замечательно. Можете наслаждаться =)

С уважением ваш, Говорящий Мох

читать дальше

@музыка: отсутствует

@настроение: не влияет

@темы: юрий мамлеев, чужое творчество, странное

Охота На Бабочек

главная