Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Добрая и злая девочка сидели на крыше и плевали на прохожих. Добрая девочка попала пять раз, а злая только три. Так добро победило зло.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:46 

Умные грибы

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Не так давно мой хороший знакомый Юрик Мамлеев рассказал мне весьма примечательную историю.
Юрик, несмотря на почтенный возраст, натура очень творческая и живая. А еще Юрик, как и я, не является большим почитателем логики как претендующей на универсальность системы. Одна из его любимых тем – уникальность человеческого восприятия (а порой – и не только человеческого =) ). Каждое живое существо воспринимает окружающий его мир по своему, поэтому сколько существует живых существ – столько существует и миров.

История, которую рассказал мне Юра, связана со взглядом на жизнь одного сморчка (разновидность гриба, не путать с человеческими выделениями). При всём при этом этом главное действующее лицо Юрика – сморчок не абы какой, а выросший в самом центре Нью-Йорка, на одной из центральных улиц. Познакомиться с ним поближе довелось Юре в ходе одного из последних его визитов в Америку.

Я считаю, что Юрик – великолепный мастер слова, так что с нелегким бременем рисовать чужое мировосприятие он справляется просто замечательно. Можете наслаждаться =)

С уважением ваш, Говорящий Мох

читать дальше

@музыка: отсутствует

@настроение: не влияет

@темы: юрий мамлеев, чужое творчество, странное

12:03 

Варианты

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Ну, раз мои недородки не остаются без внимания, очень интересно услышать мнение по поводу этого опуса. он тоже довольно древний и в свое время вызывал самое разносторонние отзывы - от прочувственного понимания до резкой критики.

ВАРИАНТЫ

Из запутанностей мира,
Окольцованный бензолом,
Прорубаюсь на свободу,
Опьяненный толуолом.

Вычисляя логарифмы,
Постигаю судеб кванты.
В голове моей роятся
Варианты, варианты...

Все секунды, все эпохи
На неровностях ландшафта.
Тишину пронзают вздохи
Как в мистериях Лавкрафта.

И сквозь тернии к вершинам
Расплетаю генов банты:
Что убийца, что Мессия -
Варианты, варианты...

Пусть скрипты и алгоритмы
Обозначат переменной
Усеченные фигуры
Как ступени в глубь Вселенной.

Не пытаюсь все предвидеть:
Только прошлое константы.
Бесконечная свобода -
Варианты, варианты...

@темы: недородки

10:15 

Ла Турой

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Вспомнилось. Попросилось. Не смог отказать в желании вылезти на свет %)

Похороните меня
В саду Ла Турой.
Я буду сладко дремать
В тиши вековой.

Под сенью огромного дуба
Найду я покой,
Чтоб камень могильный
Скрывал он в полуденный зной.

Чтоб с черных ветвей
Опадала листва шелестя
И мягкой постелью
Служила она для меня.

И тихою зимнею ночью
Кружащийся снег
Укроет прозрачной вуалью
Печальный мой склеп.

И звонкий ручей зажурчит
Среди мощных корней,
И утренней песней
Разбудит весну соловей.

И буду я сладко дремать
И увижу я сны.
Но не увидеть уже
Мне той самой весны.

@темы: недородки

09:54 

от Хабба Хэн

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Первый, и, надеюсь, последний флэшмоб, посетивший мой дневник. Но уж больно прикольная фтука =)

Правила игры просты: три первых читателя, которые оставят комментарий к этому посту, в течение года (начиная с этой даты) получат от меня какой-либо подарок, сделанный моими руками (по почте)!

Единственное НО: цепочка игры не должна прерваться, то есть эти трое в своих блогах должны разместить подобную информацию и таким образом передать эстафету дальше.

11:12 

***

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Посвящается всем Ведьмам, алчущим страсти, и Инквизиторам, взираюющим на них с холодным равнодушием.

Инквизитор:
Не будет места ереси в моей земле
И не найдут отступники пощады.
Костер вам за безбожие наградой,
Безумцы, закосневшие во зле!

Служитель:
Сегодня, ваша милость, снова ведьма,
Проклятая язычница из леса,
Творила свое злое чародейство,
Посеяв ересь в христианских душах!

Инквизитор:
Введите!

...Я раньше видел этот чистый взгляд
На фресках храма в светлый час служенья.
Развейся, колдовское наважденье!
В чем пред тобою, Боже, виноват?
Дай сил, Господь, мне духом не упасть.
Ты тяжкое послал мне испытанье -
С лицом Мадонны - ведьма на закланье!
О, велика ты, чародейства власть!

Я обвиняю, женщина, тебя
В отступничестве, черном
колдовстве
И наведеньи порчи в деревнях.
По воле Господа - свершится
правосудье!


Ведьма:
Уймись, моя безумная душа...
Не страх виной, что сердце гулко бьется.
Судьба-злодейка надо мной смеется,
И от себя теперь не убежать.
Оковы сердца крепче камня стен.
Взвилась костром в душе любовь слепая,
О боги! Перед вами уповаю,
Не дайте сил разрушить этот плен!
Ты с ненавистью смотришь на меня
И замерзает все под сталью взгляда.
Не тронь моей души, прошу, не надо!
Уж лучше сгинуть в бешенстве огня...

Инквизитор:
... Как ослепляет эта красота!
Ужели это дьявола созданье?
Смертельный яд проник в мое сознанье,
Не исцелиться силою креста.
Зачем она молчит, не пряча глаз?
Зачем она не ищет оправданья?
Зачем я не хочу ее признанья?
Зачем мы повстречались лишь сейчас?
Молчишь? К чему молчание
теперь?
Раскаянье облегчит твою душу.
Бог милосерден к грешникам
заблудшим.
Безумная, покайся и поверь!

Готова ты сознаться в прегрешеньях?

Ведьма:
Я расскажу тебе, как пела ночь,
Как я кружилась в сумасшедшем танце
И как хотелось плакать и смеяться,
Как беды от костра бежали прочь.
Как сила девяти заветных трав
От хвори и напасти помогала.
Так было в мире с самого начала,
А ты в своей жесткости неправ...
О, если бы ты мог пойти со мной,
Сложив с себя обеты и оковы.
Оставь Христу его венец терновый!
Сумей пройти свободным путь земной!

Инквизитор:
Остановись, безумная, молчи!
Ты смертный приговор себе пророчишь!

Ведьма:
Ты посмотреть на мир вокруг не хочешь,
Распятая душа твоя кричит!

Инквизитор:
Довольно!

Святая Дева, укрепи мой дух,
Не дай поддаться дьявольским
речам,
Дай силу усмирить огонь
греховный...
Но небеса молчат, мольбам не
внемля...

Вместе:
На части душу рвет бессилья крик.
Мы над бездонной пропастью застыли.
О, как мы друг без друга раньше жили?
Продлись же, вечность - хоть еще на миг!

Инквизитор:
...Оружием Господь избрал меня,
Благословляя на святое дело.
Когда огонь обнимет это тело,
Найду ли сил не погасить огня?..

(с) Н.Новикова и Л.Воробьева (Тэм, Йовин)

@темы: Тэм и Йовин, чужое творчество

15:26 

ТУРГОР

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Обожаю эти стихи, являющиеся эпиграфом к игре "Тургор" русской студии Ice-Pick Lodge.
Автора, увы, не помню.

Меняется и время и мечты,
Меняются, как время, представленья.
Изменчивы под солнцем все явления.
И мир всечасно видишь новым ты.

Во всем и всюду новые черты.
Но для надежды нет осуществления.
От счастья остаются сожаления,
От горя - только чувство пустоты.

Уйдет зима, уйдут снега и холод
И мир весной, как прежде, станет молод
Но есть закон: все обратиться в тлен.
Само веселье слез не уничтожит.
И страшно то, что час пробьет быть может,
Когда не станет в мире перемен.

@темы: чужое творчество

08:22 

В Театре (Вскрытие первое)

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Не так давно случилось мне посетить выступление нашего «Анатомического театра». Мероприятие сие проходило в заброшенном Доме Культуры села Бренное.

До места назначения я добирался в полупустом маршрутном автобусе. В ветвях ссутулившихся на обочине деревьев мелькало синее вечернее небо, мотор рычал глухо и надрывно. В открытую форточку врывался свежий воздух, пахнущий гниющей листвой и талой водою.

Село Бренное – раскинувшееся посреди поля сборище покосившихся, утлых домишек – скучное зрелище. Возвышающийся на окраине кирпичный, двухэтажный Дом Культуры выглядит совсем запущенным и старым. Облезшие стены, пустые окна, развалившаяся крыша. Около разбитого крыльца – кучка людей, одетых в черное, с белой кожей и мрачными лицами. Зрители. Каждый из них – в толпе и каждый по-своему одинок.
Некоторое время жду, ежась на промозглом ветру, когда начнут запускать.
Плата за вход – набор для капельницы в стерильной упаковке и 100 миллилитров собственной крови.
Когда, наконец, приглашают внутрь, встаю в очередь и продвигаюсь к узком коридорчику кассы.
Кассы как таковой здесь уже не осталось. Окошко в стене справа занавешено грязными жалюзи. Стоящего на входе Проверяющего, как и других членов коллектива, отличает от простых смертных черный сюртук и цилиндр на голове. Протягиваю ему капельницу и закатываю рукав. Проверяющий вскрывает упаковку, перетягивает моё плечо жгутом и всаживает в вену иглу. Другой конец трубки уходит за занавеску. Я вижу в сокрытой там полутьме движение и чьи-то глаза, голодные и безумные. Темная венозная кровь наполняет капельницу. Слышны шорох и чмоканье. Актеры получают свою плату за спектакль. Отток крови прекращается, мою руку освобождают и я прохожу дальше.

Сегодня играют Сартра, «За закрытыми дверями». В просторном запущенном фойе прогуливаются ожидающие спектакля зрители, по одиночке и парочками. На полу лежит штукатурка и строительный мусор. Стены расписаны незатейливыми граффити в темных тонах. На остатках мебели стоят зажженные подсвечники, которые дают больше света, чем остатки дня в оконных проемах.

Ближе ко входу в актовый зал стоят три медицинских стола. На них – накрытые простынями тела. Вокруг столов с любопытством и опаской кружат зрители. Перешептываясь, они рассуждают когда же лежащие вскочат, будут ли они разукрашенны страшным гримом, и станут ли устраивать шоу и пугать окружающих? На центральном столе простынь совсем грязная и как-будто ржавая. Мужская рука холодного синюшного цвета свисает из под неё неестественно и жалко. Я подхожу и трогаю эту руку своей ладонью. Она холодна, как лёд и я понимаю, что шоу не будет.

@музыка: звук капающей воды

@темы: мистерия, странное

09:19 

назвал для себя "Американская мечта"

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Зацепило. Второй день осмысливаю.

она приходит, если дело труба, и ясно, кто правит бал
неотвратимая как набат
спокойная, как аббат
в волосах бант
маленькая, грязная -- стыдоба
ненормальная худоба, трещинки на губах
когда она входит, затихает пальба, замолкает мольба
мужчины затыкают орущих баб, выключают гремящий бас
покидают кто дом, кто бар
собираются на площади у столба
или у входа в центральный банк
каждый знает: пришла судьба -- нужно не проебать

они оставляют дома женщин, детей и калек
каждый из них какой-нибудь клерк,
работает в городе много лет
водит древний форд или шевроле,
ковыряется по выходным в земле
ест по утрам омлет, вечером в баре орёт "налей"
пел в группе, но после как-то поблек...
и вот они идут в тишине и мгле,
как косяк дрейфующих кораблей
травы доходят им до колен, она ведёт их сквозь сизый лес
на обочине трассы среди пыльных стеблей
каждому вручает его билет
из ближайшего города -- на самолёт

на каждом билете -- косая черта
и причудливый красный штамп
каждая точка прибытия -- именно та
где приложение сил даст невиданный результат
воплотится мечта
нужно только выйти на трасу, поймать авто
не думать о том,
как дома будут роптать
заклинать возвратиться, круги топтать
о том, какая под ребрами пустота

улетает один из ста
как всегда, только один из ста
остальные становятся белыми, как береста
теребят рукава пальто
начинают шептать
что ещё будет шанс, что жизнь едва начата
и расходятся по домам, до второго шанса
не доживает никто

источники:
www.diary.ru/~mellon15
lllytnik.livejournal.com/

@темы: чужое творчество

16:58 

Она пела королю Египта

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
В девяностые годы на горизонте российского бомонда сияла звезда Наташи Медведевой. Певица кабаре, модель, рок-звезда, актриса. Она вернулась из американской эмиграции с тоской в душе по загибающейся Родине и желанием хоть что-то изменить. Наташа была хорошей девочкой и в своё время многим дала просраться.
Наташа выступала вместе с группой «Трибунал». Чего только стоит текст их песни «Посмертная награда (Возьми меня)». Я не патриот своей страны, но уважаю огонь в чужих сердцах. Наташа умела выразить своё видение реальности такими словами, что картины одна ярче и откровеннее другой встают перед глазами... Салют тебе, Наташа, твоё творчество – одно из самых ярких впечатлений в моей жизни =)

Стихи Наташи, которые я цитирую ниже – о жизни и любви, достойных, в моем понимании, восхищения))))

читать дальше

@темы: наталья медведева, чужое творчество

11:21 

Иван-да-Марья

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
- Погляди-ка, ЛВ, экая хренотень вымахала! И всего-то навсего за один день!

МК-23, прихрамывая на своём щелкающем пневматическом костыле, выбрался на задний двор ангара. Двор был завален грудами мусора, в них вяло мерцали осколки чего-то блестящего, по краям двора на титановых растяжках сушились туши выпотрошенных мутантов. А сразу за кучами ржавеющего хлама, символически отделяющими узкий пятачок земли от всего окружающего мира, простиралась токсичная топь.

И там, в сгустившихся предвечерних сумерках, покачивался во всем своем великолепии двадцатиметровый цветок-акселерат. Гигантские разлапистые листья, непривычно-зеленые, начинались от корня и шли примерно до середины вьющегося причудливыми узорами стебля. А верхушка представляла собой бесконечное соцветие желтых и фиолетовых лепестков, разбросанных таким образом, что яростная желтизна постоянно прикрывала собой благородный фиолет. Нежные и сочные, они распростерлись во всем своем великолепии, в безумном буйстве красок и слегка покачивались, благоухая, под порывами легкого знойного ветра. В воздухе разливался терпкий горьковатый аромат, источаемый сочащимися венчиками.

читать дальше

08:53 

В Театре (Вскрытие второе)

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Раздается звонок в виде удара колокола и зрители черными струйками по грязному кафелю втекают в актовый зал. Зал находится в ужасном состоянии. Большинство стульев сломано или перевернуто, а в центре пол проломлен и там зияет большая дыра. Пахнет затхлостью и крысами. Через дыры в крыше виднеется последняя вечерняя синь. Сцена закрыта пыльным бордовым занавесом.
Светильники гасят. С заднего ряда в темноте рассевшиеся зрители напоминают мне черных нахохлившихся птиц, заснувших на своих насестах. Занавес поднимается и с облезлой сцены в зал льется холодный, мертвенный свет. Гостинная в стиле Второй Империи ох как хороша. Входят Гарсэн и коридорный. На Гарсэне бежевый пиджак и белая рубашка под ним. На груди – рваные, порыжевшие дыры, оплывшие некрасивыми потеками.

Гарсэн: У вас, конечно, бывают выходные. Куда вы ходите?

Коридорный: К моему дяде, старшему коридорному, на третий этаж.

Гарсэн: Как же я не догадался...

Игра актеров ах как хороша. Гарсэн, с его непроходимым самолюбованием, был просто очарователен. Эстель – святая простота, ее непосредственность и наивность столь очевидны, что так и веришь – именно вот такие «блаженные »отправили Гусса на костёр. Инэс вьется между ними словно золотая змейка, ее откровенная порочность и ехидное лицемерие завораживают, в такую девушку готов беспощадно влюбиться раз и навсегда.

Гарсэн: Я здесь потому, что истязал свою жену.

Инэс: Я-то была, что называется, проклятой женщиной.

Эстель: Наверное, можно во имя каких-то принципов упрекнуть меня в том, что я пожертвовала своей молодостью ради старика.

Инэс: Да, мы все убийцы. Мы в аду, детка, ошибок здесь не бывает и людей не осуждают на муки ни за что ни про что.

Они в аду и каждый из них - палач для двух других. И они мучаются, еще как мучаются! Ад Сартра пугающе правдоподобен. Там нет ни котлов, ни сковородок, ни демонов. Это ад нравственный, ад разума, бесконечная агония личности... Экспрессия на сцене нарастает, близится кульминация. Должно быть, мсье Жан-Поль переворачивается в гробу, когда в порыве гнева Гарсэн бросается на Инэс, пальцами разрывает ей живот и разбрасывает ее кишки по сцене, словно праздничную гирлянду. Черная кровь брызжет в первые ряды на зрителей. Инэс смотрит на своего мучителя с немым восхищением, а потом они, как ни в чем не бывало, продолжают беседу.
Свет на сцене меркнет, становится более приглушенным и насыщенным. В этом сиренево-черном обрамлении, словно при свете луны, Инэс взмывает над сценой на подвесных качелях и, раскачиваясь, напевает:

В переулке Блан-Марто
Кто-то спрятал звук в ведро,
Крепко сбил помост — и что?
Эшафот готов давно
В переулке Блан-Марто.
В переулке Блан-Марто
Утром встал палач легко.
Дел по горло у него —
Не жалеет никого.
Бьет того, казнит сего
В переулке Блан-Марто.
В переулке Блан-Марто
Вышли дамы “комильфо”
В безделушках и манто,
И не мог понять никто,
Что же вдруг произошло:
Голова пошла на дно
В ручейке у Блан-Марто.

И ворох её кишок раскачивается в такт движению качелей, печально и медленно, словно шлейф от платья, словно зрелая виноградная лоза.

@музыка: заклинило на песенке Инэс

@настроение: плети, лежащей рядом с пряником

@темы: мистерия, странное

13:12 

Метод скрытого человека

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Кстати, я не рассказывал вам, как познакомился с Юриком Мамлеевым?

Это было растерянное, ясное утро конца весны. Я бесцельно блуждал по городу, наслаждаясь светлыми, умирающими домами и людьми, суетящимися по своим жизненным делам. В голове крутились какие-то свои мысли, такие же прозрачные и яркие, как небо над головой.
Своевольные ноги потащили меня через узкий двор, по одну сторону которого торчали подъезды серого, пятиэтажного дома, а по другую – скромно приютилась красная кирпичная двухэтажка с цветущим палисадником.
В последнее время я обожаю разглядывать балконы домов. Обычно, внимание наше сосредотачивается только на улицах и людях, которые их наполняют. Таким образом мы упускаем ни много ни мало половину картины окружающего нас мира. Тем не менее на балконах кипит собственная, самобытная жизнь. Кроме того, наш город можно считать довольно старым, поэтому никакого единообразия в балконных рядах у нас нет. Дом, покрытый балконами, похож на полотно художника-авангардиста. Всякий раз глядя на это убогое великолепие, я думаю что именно так, должно быть, должны были выглядеть гибсоновские Проекты в недалеком, но мрачном американском Будущем.

Вот и сейчас, окинув взглядом стену пятиэтажки, я насладился этим завораживающим зрелищем. А еще я разглядел плюгавую голову старика, торчащую с балкона на последнем этаже.
Во дворике играла пёстрая малышня. Я переключил внимание на них и, спустя секунду, прямо на макушку мне плюхнулся здоровенный, матёрый харчок. Я вскинулся, но от головы старикана уже и след простыл.
- Эй ты, старый хрыч! Я тебя видел! Поздно ныкаться! - заорал я вверх что было сил. - Я тебе щас, *цензура*, *цензурой* всю *цезуру отцензурю*,*цензура*!
Голова старикана вновь появилась в поле видимости.
- Чего орешь то? Я тут не причем! Это всё маленькая *цензура* с четвертого харкается! Хочет меня, *цензура*, подставить!
Я растерянно покачал оплеванной головой. А тем временем маленькие сучки, которые до этого мирно играли на площадке уже окружили меня, приближаясь ко мне реющими зигзагами, словно акулы, почуявшие кровь.
- Дай слизать, дядя! Дай слизать! - слышал я их приторные шепотки.
Я откинул подол куртки, демонстрируя рукоять пистолета, торчащего за поясом. Пусть знают, сволочи, что у меня есть чем им ответить. И тут, откуда ни возмись, появился Илья. Он ободряюще хлопнул меня по плечу, вынул из кармана чистый носовой платок и протянул мне.
- Не шуми, - посоветовал он. - Старикан этот хороший, он и вправду не виноват. Хочешь, я тебя с ним познакомлю.
Я растерянно кивнул, наводя порядок на своей голове.
- Кстати, - сказал Илья, вытаскивая у меня из-за пояса пистолет и разряжая обойму прямо нам под ноги, - откуда у тебя это? Я пишу предельно реалистические рассказы. И у меня логика отсутствует только там, где ее и не должно быть – в самой сути. А это что такое? Откуда у тебя ствол!
- Но подожди, - попытался возразить ему я. - Это же мой рассказ! Чем хочу, тем и вооружаюсь!
- Нет, - безаппеляционно заявил юноша. - Я здесь есть, значит и рассказ мой.
С этими словами он зашвырнул пистолет далеко в кусты.
- Ну что, пошли?

И мы поднялись на последний этаж грязного, пропахшего мочой и кошками подъезда к неказистой деревянной двери. Открыл нам нам высокий, сухой старик, напомнивший мне чем то актера Золотухина. На нем было домашнее трико, майка, шлепанцы и большие очки, делающие его лицо очень интеллектуальным. Мы чинно поздоровались и прошли в комнату, пахнущую старостью вперемешку с ароматом миндаля.
Комната была заставлена всевозможными предметами от пола до потолка и потому казалась очень маленькой. Мы расселись в уютные плетеные кресла вокруг низкого шахматного столика. Хозяин разлил чай в большие, блестящие кружки и мы разговорились.
Очень быстро беседа от поверхностного знакомства перешла к обсуждению проблематики метафизических процессов, управляющих обществом. Вернее, проблематику обсуждали старик с Ильёй, я только поначалу пытался возражать, что никакой де метафизики в обществе нет, а всё в этой большой помойке поверхностно и единообразно.
Но мне популярно объяснили, что метафизика присутствует в основе всех происходящих процессов, независимо от их значимости и я благоразумно заткнулся.

- В обществе процессы метафизики особенно важны и заметны, - рассуждал Илья.
поскольку общество, пожалуй, есть объект наиболее нелогичный и неуместный из всего, что создало человечество. В частности это обусловлено тем, что человеку как члену общества приходится в первую очередь жить будущим, которого в принципе не существует. А настоящему оставляется второстепенная, приниженная роль. Я очень ярко показал это на примере существования Черной Москвы и веры пионеров в вечный салют, в своем романе «Мрак твоих глаз».

Из дальнейших их пространных рассуждений я понял, что моё понимание общества слишком предвзято и поверхностно. И еще я решил для себя, что мне очень хочется спуститься вниз, к подъезду, собрать с асфальта патроны, разыскать в кустах пистолет и использовать его по назначению.

В целом беседа получилась довольно любопытной. Порой мне было смертельно скучно, порой я воспринимал идеи старца, рассматриваемые Ильёй, невероятно увлекательными. Один раз старик подвел меня к окну, за которым праздновала победу весна и щебетали птицы. Его желтый, корявый палец указал на поросшую зеленым мохом кирпичную стену двухэтажки напротив, окна которой были отчасти скрыты буйной растительностью, и на шиферной крыше которой росла березка.

- Я нахожусь здесь, а живу вон там.

Прощались мы тепло и сердечно, обещали заглядывать. И до сих пор я иногда заглядываю на ту тенистую улочку, где серая бетонная пятиэтажка и красная кирпичная развалина годами противостоят друг друг.

@музыка: пение птиц и шум машин

@настроение: кирпича, готового упасть на голову

@темы: илья масодов, странное, юрий мамлеев

20:32 

Мрак твоих глаз... Тепло твоих рук... Сладость твоих губ нежных...

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
С Юриком Мамлеевым я познакомился благодаря другому талантливому человеку, которого зовут Илья Масодов. Илья по своему гениальный человек. В первую очередь, мне нравится его
фамилия. Она вызывает у меня смутные ассоциации с масонами, мазохизмом и садизмом одновременно.

Творчество Ильи замешано на безграничной жестокости, с оттенками педофилии и некрофилии, на бесконечном символизме, уходящем корнями в самые разные традиции. Там много мертвых людей и совсем нет места мертвым логическим схемам.

Очень часто Илья любит говорить не образами, а ощущениями. Быть может вам знакомо такое ощущение, когда вы бежите куда-то стремглав сквозь мрак,
вокруг мелькают неясные тени, а мир вокруг состоит преимущественно из шорохов, стуков, грохота, вони, ароматов, приторно-кислого ощущения на языке, огня на коже и неукротимой внутренней пульсации.
Зачастую именно подобные впечатления возникают при чтении книг Ильи.

Знакомство наше состоялось очень просто.

Был темный дождливый вечер. С фонаря, возле которого я стоял, по зонту немилосердными потоками хлестала вода. Порой струи были столь сильны, что зонт отклонялся и вода попадала мне за шиворот.
Подобное времяпрепровождения доставляло мне безумное удовольствие.

Из мрака подворотни появился бледный дрожащий юноша. На нем было коричневое шерстяное пальто и не по моде большие перекошенные очки. Юноша что-то отчаянно сжимал в ладонях.
Скользнув по мне невидящим взглядом, молодой человек едва не сбил меня с ног. Только ударившись локтем о мой бок, он поднял на меня свои прозрачные, панически распахнутые глаза и прошептал: "Помогите! На вас одна надежда... помогите!"
- Что случилось? - спросил его я.
- Там... в подворотне... - голос парня сильно дрожал. - Женщина убила мальчика... ножом... Я пытался ей помешать, но она сбежала... Осталось только вот это...
Он распахивает свое пальто - и я понимаю что оно не принадлежит ему. Во-первых, пальто женское. Во-вторых, под пальто на юноше я вижу черный полуплащ весьма стильного фасона.
- Верблюжья шерсть, - замечаю я, глядя на пальто. - но вы мне определенно врете.
Он рассеяно кивает головой, а потом вскидывается. Я продолжаю:
- Дом заброшен. Двор глухой. Я стою здесь уже более получаса, но никто туда не входил и не выходил и я не слышал ни единого подозрительного звука.
- Вы правы, - он сокрушенно вздыхает. - Это было не сегодня... Но это ничего не меняет! Понимаете... - он неожиданно меняет тему. - Я довольно известный писатель. Меня многие хвалят, много читают, но... но это пишу НЕ Я! - его голос срывается на трагический шепот. - Это пишут ОНИ!
Он разворачивает грязный платок, который он сжимает в руках и я вижу четверку отрезанных мужских пальцев, перевязанных алым шнурком. Пальцы еще совсем свежие.
- Это было у нее в кармане, - захлебываясь рассказывает он. - С тех пор они всегда со мной. Стоит им оказаться возле клавиатуры, как начинается... Я не могу больше выносить это!
- Успокойтесь, милейший! - я ободряюще похлопал его по плечу. - Бывает и не такое в нашей жизни! Паника вам не к лицу. Давайте лучше зайдем с вами куда-нибудь и выпьем по чашечке кофе. В конце концов, все мы чьи-то пальцы. И над всеми нами есть чьи-то могучих плодотворные руки.
Юноша еле заметно улыбнулся.
- Знаете... а ведь благодаря им я, наверное, известен как последний советский писатель...


Ниже я цитирую один из моих любимых отрывков из романа Ильи Масодова «Мрак твоих глаз».

читать дальше

@музыка: детский плач

@настроение: соответствующее

@темы: илья масодов, чужое творчество

21:00 

Вступительное слово

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Забивать на общепринятые нормы – это такая забавная игра. Подчас очень полезная.
Вот и сейчас – вступительное слово для своего дневника я публикую вторым постом.
Я назвал его «Охота на бабочек» не случайно. Здесь я буду публиковать все те штуки, которые так или иначе попадаются мне в процессе моего творческого поиска. Ибо вещей таких довольно много и подчас они кажутся мне довольно забавными.
Впрочем... это все же дневник и потому никаких рассказов, стихов а так же идей и практик моего сочинения вы здесь не увидите. Здесь будет только моя жизнь, какой я ее вижу.

Самих плоды моего творчества вы не увидите так же – ни здесь ,ни где-нибудь поблизости, так как все они мало касаются он-лайна. В первую очередь плодом моего творчества являюсь я сам. Во-вторых это ролевые игры настольного, комнатного, и, возможно когда-нибудь, полигонного характера которые я периодически сподвигаюсь делать. И, в третьих, это все многообразие проектов, касающихся написания компьютерной игрушки – чего-нибудь такого простенького, но со вкусом. Но это история долгая и нудная, поэтому пока не будем об этом)))

Если у вас возникнут вопросы из разряда «кто ты такой» - лучше не задавайте их. Это знание еще никому счастья не приносило. Вот и все. Всем, не устрашившимся эпиграфа – добро пожаловать!

@темы: начало, охота на бабочек

14:09 

Путешествие в Кастельники

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Вчера мне довелось побывать в Кастельниках. Городок это довольно милый, во многом похож на мой родной Курган. И, хотя меня усиленно убеждали, что разница между этими двумя географическими пунктами огромна, существенных различий я не заметил. Разве что дома там более массивные и стоят они теснее, чем у нас. И проталины на улицах пошире да поглубже: если не рассчитаешь силы для прыжка, можно и утопнуть, а через иные без лодки и не перебраться.

В целом впечатления от Кастельников у меня остались самые радужные. Просторные площади, мощеные брусчаткой и залитые солнцем, с голубями и веселыми старушками на лавочках. Длинные задумчивые аллеи, которые к лету нальются пышностью зелени и станут тенистыми и прохладными. Парки и скверы – романтично-запущенные и такие наивные в своей радости по наступающей весне, что она сквозит буквально в каждом аспекте их существования - в красивых деревьях, пускай совсем еще голых, в звенящих ручейках, в одиноких фонарях, стилизованных под девятнадцатое столетие, в струйках тумана, змеящихся в низинах, в серых лепешках льдин, проплывающих под мостом. Дома на улицах массивные, напитанные пронзительной ностальгией, угадываемой в затейливой лепнине и декоративных колоннах, в чугунных креплениях для цветов под подоконниками и в кованных указателях на углах домов «Сапожная мастерская», «Библиотека». Люди там приветливые и радушные.

Добраться до Кастельников очень просто. Из нашего города путь туда лежит под водопроводной трубой, которая извиваясь желтой вальяжной змеей по всему городу, сложила во дворах напротив Дома Быта некое подобие арки.
Когда я пробрался под этой самой трубой, подскальзываясь на размытом ручьями песчаном склончике, то оказался в незнакомом дворике, зажатом со всех сторон обшарпанными глыбами трехэтажек. Особой разницы я тогда не почувствовал. Разве что в воздухе пахну'ло морем. Неподалеку от того места, где я выбрался – а это была такая же змеящаяся труба - стояли двое: амбал два на два метра и высокий, худощавый парень. Амбал был лысым, на плечах у него сидел дорогой кожаный пиджак, подбородок его украшала чуть заметная окладистая бородка. На парне были кожаная же рокерская куртка, рваные джинсы, торба через плечо и берцы. Волосы на голове у парня были какой-то невнятной длины – не короткие, но и не длинные, и прямые как солома.
Оба они смотрели на меня в упор и весело улыбались. Похоже, мое появление прервало их весьма жаркую беседу. Я уже собирался продолжить свой путь, когда высокий парень окликнул меня:
- Хей, приятель, здорово! Как твоё вчера?
Вот тогда то я и ощутил всю остроту изменений.
Мы разговорились. Ребята оказались весьма охотными и интересными собеседниками. Широкого парня звали Метец, а высокого – Лыкарь. В первую очередь они попытались объяснить мне разницу между Курганом и Кастельниками. Разница эта была, конечно, в людях, а точнее в их мировосприятии. Самое основное расхождение заключалось в приципе измерения времени. Мы меряем время минутами и часами, а они – яркими мгновениями в жизни. Такие мгновения они называют па'рками. Чем больше парок у тебя случилось и чем памятней они были – тем длиннее твой день. Отсюда и традиционный вопрос: «Как твоё вчера?», на который принято отвечать числом пережитых парок. Чем больше их и чем ярче он – тем счастливее и удачливее считается человек.
Мне такая система измерения времени очень понравилась и я выразил бурное одобрение этим ребятам по поводу их жизненного уклада. Однако, просветили меня они, все оказалось далеко не так просто.
Приверженцев такого способа измерения времени в Кастельниках называют долимами или знающими. Их официальная религия – Димлих, то есть Знание, проповедует поиск наиболее приятных и запоминающихся мгновений. Долимы ищут самые достойные впечатления и мысленно отмечают их флажками. Считается, что после смерти каждому долиму суждено заново ощутить все те моменты счастья, которые он отмечал флажками на протяжении всей своей жизни.
- В целом, - заключил Метец, - картина получается очень печальная.
Но я долго не мог понять – что же тут не так. И тогда Лыкарь пояснил мне: в общем и целом жизнь рядового долима превращается в погоню за «флагами». Димлих утверждает, что все благочестивые долимы должны целыми днями вкалывать на скучной и неинтересной работе, что бы заработать денег для получения наиболее запоминающихся и феерических впечатлений. А разница между серым трудом и сладостными мигами счастья только поможет в полной мере ощутить ценность честно заработанных парок. Учение Димлиха гласит, что идеалом добропорядочного долима является пережить за день одну-единственную парку, но такую, что бы ее сияние затмевало блеск сотен других, менее значительных. И именно ее следует отметить «флагом». Большинство канонизированных правдеников Димлиха именно так и проводили свою жизнь и после недель голодовки пригоршня вареной пшеницы казалась
Среди долимов даже существует некая субкультура кетков, которые искренне верят, что достойные «флагов» парки можно получить только от определенных, общепринятых вещей. Не так давно с Запада в Кастельники проникло и новое веяние – так называемые МемориСтики. Это такие своеобразные центры развлечений, где собраны все наиболее популярные средства для охоты за «флагами». В качестве наглядного пособия ребята вывели меня на узкую, оживленную улочку, на противоположной стороне которой высилось гигантское здание-свечка, сияющее огнями реклам и светом витрин. Над пышно оформленным входом сияло гордое название «Прас».
Разумеется, не обходится в Кастельниках и без общеизвестных социальных пороков – алкоголизма, наркомании, бандитизма.

А потом, за столиком в прелестной маленькой кафешке, где занавески в стиле «ретро» и лампы под коричневыми абажурами создавали доверительную атмосферу уюта, Метец и Лыкарь рассказали мне о себе. Такие ребята, как они, не относятся к традиционным последователям Димлиха и называют себя Клозарами, то есть Понимающими.
Они, вопреки учениям долимов, считают, что каждый миг жизни в этом мире преисполнен счастьем и радостью, что нет никакой возможности представлять один миг счастья выше другого и что вся жизнь, все существование человеческое является одной безграничной паркой – от рождения и до смерти, а, возможно, и после нее.
Традиционные же долимы считают учение Клозаров бредом и ересью и называют их Диклозерами, что значит – Непонятливые. И хотя число Клозаров год от года растет, все же их усилий недостаточно для того, что бы объяснить остальным людям всю бессмысленность охоты за «флагами».
Здесь же прояснился и повешенный интерес к моей персоне этих двух господ. Дело в том, что первому Клозару, чьё имя история не сохранила, открыл глаза на очевидное как раз таки мой земляк. И вообще, наше целостное восприятие времени парни из Кастельников считали едва ли ни эталоном совершенства и манной небесной. Однако выяснить у них почему они считают именно наше восприятие времени целостным, мне так толком и не удалось.
Многие пути от нас к ним Клозары знали и частенько поджидали там моих соотечественников. Они верили, что если кто-нибудь из моих земляков останется жить в Кастельниках и поможет им в продвижении их учения, то мир, рано или поздно, избавится от глупости Димлиха. Что примечательно, никто на их предложение пока еще не соглашался. Вот и я вежливо отказался, поблагодарил за чай и беседу, погулял в Кастельниках до темноты и тем же путем, под трубой, вернулся домой.

Напоследок я посоветовал ребятам меньше шастать по дворам и больше уделить внимания агитработе, однако не знаю, вняли ли они моим рекомендациям.

@темы: клозары и диклозеры, путешествия, странное

09:04 

Ода О Карандаше

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Давным-давно, когда я учился еще классе этак в пятом, довелось мне услышать весьма любопытный телефонный разговор моей мамы с какой-то знакомой. Мама одухотворенно рассказывала как над нами,бедными детьми, издеваются в школе. И проскочила в ее монологе такая фраза: «...доходит до того, что дают им тему «карандаш, лежащий на столе» и нужно про этот карандаш на целую тетрадь сочинение написать». Разумеется, речь шла о тренировке школьников развернуто излагать мысли на уроках русского языка. И говорила мама не буквально, а использовала прием, известный в литературе как гипербола, то бишь преувеличение.
А излагать я любил всегда и идея мамина мне очень понравилась. С тех пор меня периодически посещало желание взять чистую двенадцати листовую тетрадку и превратить мамину гиперболу в реальность – развернуто, не уходя далеко от темы написать сочинение на тему «карандаш, лежащий на столе». Я даже первые строчки для этого труда придумал: «На столе лежит карандаш. Зеленый карандаш на белом столе...». Правда, руки у меня так до написания этого перла так и не дошли - в чистых двенадцати листовых тетрадках мне было о чем писать и без карандашей . Ребенок я был с фантазией, фантазия эта требовала воплощения и за то, что я перевожу предназначенные для учебы тетради на всякую фигню мне и так часто попадало.

Прошло время и проверять эффективность действия собственного бредогенератора у меня отпала – я и так знаю, что работает он как часы. Поэтому травить вас, мои дорогие читатели, многостраничными излияниями из «ворда» я не буду. Но если кто-то решит вдруг самостоятельно осилить подобный подвиг – милости прошу)) С удовольствием почитаю ваше творение.

Человек, Всё Знающий О Карандашах

@настроение: не влияет

@темы: бредогенератор

11:02 

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
28.10.2009 в 21:21
Пишет Bercut_bird:

29.10.2009 в 01:55
Пишет Мифическая личность:

Одна Вселенная или множество?
Автор: Александр Виленкин

Как выглядит Вселенная на очень больших расстояниях, в областях, недоступных наблюдению? И есть ли предел тому, как далеко мы можем заглянуть? Наш космический горизонт определяется расстоянием до самых далеких объектов, свет которых успел прийти к нам за 14 миллиардов лет с момента Большого взрыва. Из-за ускоренного расширения Вселенной эти объекты сейчас удалены уже на 40 миллиардов световых лет. От более далеких объектов свет к нам еще не дошел. Так что же находится там, за горизонтом?
читать дальше

URL записи

URL записи

12:34 

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
18.09.2009 в 00:06
Пишет Mad Lory:

17.09.2009 в 18:25
Пишет River_S:

11.09.2009 в 17:30
Пишет Магда:

И сказал вождь...
06.09.2009 в 14:54
Пишет Madam R.:
МУДРОСТЬ ИНДЕЙЦЕВ


Люби землю. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей.

В первый год женитьбы молодожены смотрели друг на друга и думали, могут ли они быть счастливы. Если нет — они прощались и искали себе новых супругов. Если бы они были вынуждены жить вместе в несогласии, мы были бы так же глупы, как белый человек.

Стремись к мудрости, а не к знаниям. Знания — это прошлое. Мудрость — это будущее.

Мы не хотим церквей, потому что они научат нас спорить о Боге.
+остальное+

Цитаты: Сидящий Бык, Ситл, Белое Облако и другие индейские вожди

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

11:05 

Цурен

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
Ну, раз так сильно понравилось, еще поцитирую Сказочника =) Интересные вещи излагает )

Нас учат, что презренна наша плоть,
И слушать зов её не должно душам, -
Но неужели в нас вложил Господь
Стремление закон Его нарушить?
Меня или попов попутал бес,
Но лада нет в потоках книжных истин:
Ведь то, что нас возносит до небес,
Не может быть греховным или низким.

Пусть старцы - те, чья плоть давно нема, -
Являют нам примеры воздержанья;
Им проще, растерявшим прыть ума
И позабывшим прелести желанья;
Я сам, когда мне стукнет сотня лет, -
А лучше бы, конечно, чтобы тыща, -
Дам тоже воздержания обет,
Но прежде дам раскаянию пищу.

Ещё нас учат в прозе и стихах, -
И эта мысль на истину похожа, -
Тот грешник, что раскаялся в грехах,
Десятка вечно праведных дороже;
Пред Богом быть хочу не хуже всех,
Свершив Ему угодное деянье,
Но если не допущен прежде грех,
Не может быть затем и покаянья.

Я верю - Бог, что правит в небесах,
Всеведущий, всеблагий, всемогущий, -
Читать умеет в душах и сердцах,
И различит притворство или сущность...

Зов сердца только слушай в этот час -
И Бог поймёт, и не осудит нас.

(с) Сказочник

@музыка: Сказочник

@темы: чужое творчество

08:06 

СОНЕТ ЦУРЭНА

Я бох фасеточных машин и упаковачных извилин
"Румата навсегда запомнил его таким - иссиня-бледным
от пьянства, когда, вцепившись тонкими руками в ванты
на палубе уходящего корабля, он звонким молодым голосом
выкрикивал строчки своего прощального сонета
"Как лист увядший падает на душу..."
АБС "ТББ"

Какое мне дело до этой страны,
Где души - замшелы, дороги грязны;
Леса да болота, и прОсвета нет...
Но здесь я, всего-то, родился на свет...

Какое мне дело до этой страны,
Пропитой без цели, за четверть цены,
Лжеистина гаже засаленных губ.
И кто не продажен - наверное, глуп...

Какое мне дело до этой страны,
Где звон до предела зажатой струны,
Где смерть - в изголовье, но медлит пока;
Где пишется кровью любая строка...

Какое мне дело до этой страны,
Где сердце хмелело от каждой весны,
Наукою горькой расщедрились дни,
Ночные задворки всё память хранит...

О, сколько страданий в болоте родном.
Мне сто оправданий найдстся потом.
И ветер попутный, и ясный маяк...
Но чувствую смутно - всё как-то не так.

Живучий, беспутный цветок пустырей
Зачахнет в уюте, лишившись корней;
В спокойствии скучном тоска о былом
Царапнет мне душу увядшим листом...

Успеть бы проснуться сквозь вязкую тьму,
Успеть бы вернуться к себе самому,
Понять, подытожив сплетение дней,
Что жизни дороже и смерти сильней...

В горячие строчки всю душу вложить.
Чтоб стоило точно - не выжить, а Жить
Понять у предела последней стены -
Какое мне дело до этой страны...
...до нашей страны.

(с) Сказочник

@темы: чужое творчество

Охота На Бабочек

главная